Старый замок Кошко

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Старый замок Кошко > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Позавчера — среда, 14 ноября 2018 г.
13.11.18 Энтрери . ADF 13:59:31
Не мог уснуть. Читал всю ночь. Начало - первые главы три - были интересными, но всё очень быстро скатилось в примитивность. Некоторые ситуации откровенно раздражали и были неприятны. 150 страниц какой-то хрени.
Заставил себя полежать с закрытыми глазами, подремал и почти не чувствовал сна, когда через полтора часа сработал будильник.

Подробнее…Пока собирался, поймал себя на мысли: уже и плевать, что я хуже Ильяса. Мне в целом даже как-то стало плевать. Это принесло облегчение. Я подумал: я такой, какой есть; и если хуже - пускай. Мои друзья любят меня именно за то, какой я есть.
Мне всё равно, что мы с ним не общаемся. Когда-то общались - здорово. Сейчас нет - тоже хорошо. Пусть я и долгое время (полгода) привыкал к этому.

В электричке какой-то парень с медицинского всё время воодушевлённо шмыгал носом. Чуть не врезал ему.

Переходя на Восстания, подумал о Вадиме. Что тот едет с Пушкинской.
На Выборгской он подошёл ко мне, ударив в плечо. Оказывается, ехали в одном вагоне.
Предложил вместо второй пары пойти поесть. Поколебался, но согласился - не завтракал же.

Поболтал с Катей Т. на перерыве лекции. Узнал, что зря в пятницу всё же не поехал; но что сделано, то сделано. Не жалею.
Высказал Леше свое мнение о его поведении по поводу лаб. Он сначала отпирался. Потом сник. Я не хочу давить на кого-либо, но злить меня не надо.

Весь день шёл дождь. Предполагался снег, но погода была слишком тёплой. От промокшей полностью одежды это тепло совсем не ощущалось. Месили грязь и говорили об играх.
Отдал ему его подарок. Он был искренне рад и благодарен. Я успокоился, что не прогадал - побаивался, что всё же промахнусь.
Вадим всё время слал фотки и голосовые своей девушке. Я вспомнил свой прошлый срыв, когда наехал на него по этому поводу. Сейчас же слабое недовольство оставалось, но в целом был абсолютно спокоен. Отчасти потому, что давно не общался.

По дороге к универу сильно захотел кофе. С деньгами туго; но я наплевал и пошёл к кофейне.
Сергей меня сразу узнал, просветлел и тепло поприветствовал. Я поинтересовался, на кого учится. Реклама и что-то с этим связанное; заочка, само собой. "На что ЕГЭ хватило". Я не сдержал усмешки: ему вполне подходит, хотя, признаюсь, предполагал что-то более техническое. Но главное, ему в целом нравится и даже интересно (большей частью, потому что заочка; по его словам, на очке кошмар творится).
Вадим не мог не пошутить: "Ого, ты быстро. Он тебя вне очереди пропустил?".
И кофе всё же он делает отменно.

Спокойно болтали с Настей и Вадимом у аудитории. Удивительное дело: я с Настей никогда особенно близко не общался, но в её обществе чувствую себя очень спокойно и свободно, куда легче, чем, к примеру, с Надей.
Когда пришли нанотехнологи, я заметил Сашу, накинувшего капюшон и отвернувшегося. Я не стал его трогать - в последний раз он признался, его напрягает мой интерес к его положению. Хотя стало смешно: я так могу пугать людей, что они уходят в другой конец коридора?
А вот зачем Ильяс со своими новыми друзьями остановился прямо рядом со мной, я не понял. Мы втроём находились довольно далеко от дверей аудитории, чтобы возле нас толпились. Мёдом там, что ли, намазано.
Стало отвратительно шумно, Настя полезла продолжать свои заигрывания с Ильясом. Я ушёл.

Лектор опоздал. Я стебал Вадима по поводу сообщения его девушки, где та написала "покетики". Настя чуть не плакала от смеха.
Надя призналась, что начала обо мне волноваться. И снова позвала пить. Не знаю зачем, я позвал Настю. Она согласилась. Договорились ориентировочно на выходные.
- Вадим?
- М?
- "Волновые покетики".
- Видишь средний палец?! А второй?! Смотри внимательнее!

Меня самого удивило, но мне даже было приятно. Наверное, от атмосферы смеха и подъёбов, нежели от факов, что он мне прямо в лицо совал.
Настя попросила скинуть лекции по теорверу. "Но я же присылал тебе. - Да, но это были конспекты Циммерман. А я привыкла к твоему почерку и твоим записям. В чьих-то ещё разбираться уже как-то не то".
Я видел, что Ильяс пытался найти где-нибудь место разговора, чтобы вклиниться в него; признаюсь честно, я не давал ему этой возможности. Тогда он ушёл, а я смог поприветствовать Л.
Аня, видимо, уже на отчисление - слишком много пропустила лаб.
Настя попросила сделать ей рисунок. И сказала, тот, что я подарил ей на 1 курсе (по её просьбе), до сих пор у неё висит.

Когда шли ко второму корпусу, занял неудачную позицию: слева Настя с зонтом, время от времени попадающим мне по голове (благо я в капюшоне), справа шатающийся Вадим, заезжающий мне локтем в ребра. Напомнил самому себе Чимина с его "носи свою обувь правильно!", потому что вроде и смеюсь, и бомблю одновременно.

­­


На лекции меня разморило, а на квантах у Барсукова я откровенно спал с открытыми глазами и едва вникал в происходящее. Он несколько раз подходил ко мне в своей манере, что-то поясняя, и мне было немного стыдно за свой остекленевший взгляд и медленно поднимающиеся веки. Как обычно, к концу проснулся.
Группа (вернее, та её часть, что пришла на пару) с укором указала мне: "ну ты же староста, ты должен следить за этим" (когда выяснилось, что я не выслал им материалы по расчётке). Я не стал ругаться, напоминая им, насколько они нихера не делают.
На доп решил не оставаться, понимая, что опять буду спать. Выходя с кафедры, видел собравшихся нанотехнологов. Ильяс снова пытался мне что-то сказать, но я проигнорировал его, попрощавшись с преподом.

Кас не успевал на 19:10, поэтому я решил его подождать, чтобы вместе поехать на 19:38. Он был рад меня видеть, хотя сразу же сказал, что я выгляжу убитым.
Как ни смешно, но обсуждать было как-то нечего.
Когда он пытался застегнуть рюкзак, в который было напихано несметная гора всего (с шавой сверху), и, когда победа была так близка, на застегнутом участке разошлась молния, в моей голове самопроизвольно заиграла Not Today.
На Ижорском заводе появились два свободных места - крайних, через спинку. Поржали, но сели, продолжая говорить через сидение. В Колпино уже сели рядом, а справа от меня оказался тот парень из моей школы, у которого восточная - какая-то корейская - внешность. Мне показалось, меня он тоже узнал: всё же, мы живём неподалёку друг от друга, судя по тому, как часто я его вижу.
Кас пересказывал их лекцию по философии, о капитализме и его психологии, о замене всего на товар, на неумение людей разграничивать работу и досуг. Какой-то мужик по соседству откровенно грел уши, с интересом смотря на нас.
Я: А, да, читал, что это плохо. Люди переносят работу в дом, поэтому не могут больше отдыхать дома по-настоящему.
Кас, с укором на меня смотря: Ну молодец, ты сам себе всё проспойлерил. И о чём мне теперь тебе рассказывать?


Пришедшая вчера в голову мысль не отпускает. Я снова не знаю, какой туда вписать сюжет, но сама идея меня завораживает. И быть может - я всё же начну её воплощать. Скорее всего, до конца не доведу - ну и что? Равно как и от того, что мне некому это будет показать. Мне хочется даже больше для себя. Звучит (и выглядит в голове) красиво.
Только стоит вспомнить о важной составляющей: в моём творчестве должна быть цель.

­­


Категории: День, Учеба
понедельник, 12 ноября 2018 г.
Взято: ВОРОН panda21 08:46:30
­Artemida933 28 мая 2018 г. 01:08:48 написала в своём дневнике ­Вечная...Призрачна­я...Встречная...
ВОРОН
Как-то в полночь, в час угрюмый, утомившись от раздумий,
Задремал я над страницей фолианта одного,
И очнулся вдруг от звука, будто кто-то вдруг застукал,
Будто глухо так затукал в двери дома моего.
«Гость,— сказал я,— там стучится в двери дома моего,
Гость — и больше ничего».
Ах, я вспоминаю ясно, был тогда декабрь ненастный,
И от каждой вспышки красной тень скользила на ковер.
Ждал я дня из мрачной дали, тщетно ждал, чтоб книги дали
Облегченье от печали по утраченной Линор,
По святой, что там, в Эдеме ангелы зовут Линор,—
Безыменной здесь с тех пор.
Шелковый тревожный шорох в пурпурных портьерах, шторах
Полонил, наполнил смутным ужасом меня всего,
И, чтоб сердцу легче стало, встав, я повторил устало:
«Это гость лишь запоздалый у порога моего,
Гость какой-то запоздалый у порога моего,
Гость-и больше ничего».
И, оправясь от испуга, гостя встретил я, как друга.
«Извините, сэр иль леди,— я приветствовал его,—
Задремал я здесь от скуки, и так тихи были звуки,
Так неслышны ваши стуки в двери дома моего,
Что я вас едва услышал»,— дверь открыл я: никого,
Тьма — и больше ничего.
Тьмой полночной окруженный, так стоял я, погруженный
В грезы, что еще не снились никому до этих пор;
Тщетно ждал я так, однако тьма мне не давала знака,
Слово лишь одно из мрака донеслось ко мне: «Линор!»
Это я шепнул, и эхо прошептало мне: «Линор!»
Прошептало, как укор.
В скорби жгучей о потере я захлопнул плотно двери
И услышал стук такой же, но отчетливей того.
«Это тот же стук недавний,—я сказал,— в окно за ставней,
Ветер воет неспроста в ней у окошка моего,
Это ветер стукнул ставней у окошка моего,—
Ветер — больше ничего».
Только приоткрыл я ставни — вышел Ворон стародавний,
Шумно оправляя траур оперенья своего;
Без поклона, важно, гордо, выступил он чинно, твердо;
С видом леди или лорда у порога моего,
Над дверьми на бюст Паллады у порога моего
Сел — и больше ничего.
И, очнувшись от печали, улыбнулся я вначале,
Видя важность черной птицы, чопорный ее задор,
Я сказал: «Твой вид задорен, твой хохол облезлый черен,
О зловещий древний Ворон, там, где мрак Плутон простер,
Как ты гордо назывался там, где мрак Плутон простер?»
Каркнул Ворон: «Nevermore».
Выкрик птицы неуклюжей на меня повеял стужей,
Хоть ответ ее без смысла, невпопад, был явный вздор;
Ведь должны все согласиться, вряд ли может так случиться,
Чтобы в полночь села птица, вылетевши из-за штор,
Вдруг на бюст над дверью села, вылетевши из-за штор,
Птица с кличкой «Nevermore».
Ворон же сидел на бюсте, словно этим словом грусти
Душу всю свою излил он навсегда в ночной простор.
Он сидел, свой клюв сомкнувши, ни пером не шелохнувши,
И шепнул я вдруг вздохнувши: «Как друзья с недавних пор,
Завтра он меня покинет, как надежды с этих пор».
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
При ответе столь удачном вздрогнул я в затишьи мрачном,
И сказал я: «Несомненно, затвердил он с давних пор,
Перенял он это слово от хозяина такого,
Кто под гнетом рока злого слышал, словно приговор,
Похоронный звон надежды и свой смертный приговор
Слышал в этом «nevermore».
И с улыбкой, как вначале, я, очнувшись от печали,
Кресло к Ворону подвинул, глядя на него в упор,
Сел на бархате лиловом в размышлении суровом,
Что хотел сказать тем словом Ворон, вещий с давних пор,
Что пророчил мне угрюмо Ворон, вещий с давних пор,
Хриплым карком: «Nevermore».
Так, в полудремоте краткой, размышляя над загадкой,
Чувствуя, как Ворон в сердце мне вонзал горящий взор,
Тусклой люстрой освещенный, головою утомленной
Я хотел склониться, сонный, на подушку на узор,
Ах, она здесь не склонится на подушку на узор
Никогда, о, nevermore!
Мне казалось, что незримо заструились клубы дыма
И ступили серафимы в фимиаме на ковер.
Я воскликнул: «О несчастный, это Бог от муки страстной
Шлет непентес-исцеленье от любви твоей к Линор!
Пей непентес, пей забвенье и забудь свою Линор!»
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
Я воскликнул: «Ворон вещий! Птица ты иль дух зловещий!
Дьявол ли тебя направил, буря ль из подземных нор
Занесла тебя под крышу, где я древний Ужас слышу,
Мне скажи, дано ль мне свыше там, у Галаадских гор,
Обрести бальзам от муки, там, у Галаадских гор?»
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
Я воскликнул: «Ворон вещий! Птица ты иль дух зловещий!
Если только бог над нами свод небесный распростер,
Мне скажи: душа, что бремя скорби здесь несет со всеми,
Там обнимет ли, в Эдеме, лучезарную Линор —
Ту святую, что в Эдеме ангелы зовут Линор?»
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
«Это знак, чтоб ты оставил дом мой, птица или дьявол! —
Я, вскочив, воскликнул: — С бурей уносись в ночной простор,
Не оставив здесь, однако, черного пера, как знака
Лжи, что ты принес из мрака! С бюста траурный убор
Скинь и клюв твой вынь из сердца! Прочь лети в ночной
простор!»
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
И сидит, сидит над дверью Ворон, оправляя перья,
С бюста бледного Паллады не слетает с этих пор;
Он глядит в недвижном взлете, словно демон тьмы в дремоте,
И под люстрой, в позолоте, на полу, он тень простер,
И душой из этой тени не взлечу я с этих пор.
Никогда, о, nevermore!
Источник: http://frolenkova19­95.beon.ru/42627-039­-voron.zhtml
воскресенье, 11 ноября 2018 г.
. повелитель трав 09:42:09
А не пересмотреть ли мне в тысячный раз Скотта Пилигрима..........­....................­....................­....................­.............:-?­
Конечно же пересмотреть, что за вопросы


Старый замок Кошко > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
Кто аватарок несколько за спасибо п...
пройди тесты:
Разбитые сердца, потерянные души...
Вот попала,так попала... 8 глава
читай в дневниках:
Всем привет!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Няшечка!!!Правда??

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх